Кто Больше?

A. Gusev

1. Начиная с того момента, когда Пётр ис­по­ведал, что Иисус — Христос, Сын Бога Живого, Господь начал открывать ученикам главное, разъ­яс­нять, зачем Он пришёл, стал говорить о Своей смер­ти и воскресении. Как-то в дороге Он в очередной раз заговорил об этом. Ученики Его не поняли. Плоть не привлекают страдания, она сторонится своего ис­хода, ей непонятно то, что ожидает нас после этого. Напротив, её интересует признание и слава уже здесь, на земле. Так и с учениками: они не по­нимают мыслей Господа, и поэтому у них возникают свои мысли: «Кто больше?».

С тех пор прошло много столетий, но мысли Господа не изменились, Он по-прежнему хочет вложить в нас ядро евангелия: «Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?» (Лк 24:26). Эта мысль неизменна, как Сам Господь; во все времена она была, есть и будет ключевой; её Бог хочет вложить человеку в сердце. Но очевидно, что мысли человеческие тоже не изменились: они не стали лучше, возвышенней и чище, как кажется многим, ведь плоть невозможно изменить к лучшему.

Нужно сказать, что, размышляя, а потом и рассуждая о том, кто больше, они совсем не брали в расчёт Господа. Они думали, что с Ним всё решено, ведь они делят только вторые роли, не сомневаясь при этом в Его превосходстве. Но на самом деле, не понимая и не спрашивая Его о разъяснении, поспе­шив поставить на это место свои собственные често­­любивые мысли, они бросили тень уничи­же­ния на Дело и Личность своего Господа. «Ни во что ставили Его» (Ис 53:3).

2. Идя в последний раз в Иерусалим, Он снова начинает говорить им о Своих предстоящих мучениях. Из повествования видно, что Он не просто был рядом с ними, но хотел сердцем Своим с ними сблизиться. Нетрудно заметить, что во второй раз (Мф 20:17-19, Мр 10: 32-34) Он говорит о Своих страданиях подробнее. Чем ближе к Голгофе, тем ближе Он становится к Своим ученикам, тем чаще и подробнее Он разъясняет им предстоящие события.

Но в умах учеников своё, другое развитие со­бы­тий: их занимает собственная слава и по­чёт — и в этом они хотят опередить друг друга. Это уже не просто мысли и разговоры на дороге. Братья Зеведеевы со своей матерью приступают к Господу и говорят: «Мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чём попросим… дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую в славе Твоей» (Мр 10:35,37). То, что после слов Господа о страдании звучит такая просьба, ставит Его совершенно ни во что. Они не понимают, что утверждают собственную волю перед Тем, Кто полностью покорил Свою волю Отцу. Какая пропасть лежит между действиями Господа и Его учеников!

3. Наконец, мы видим Господа в горнице с учениками. До этого Его служение было двойствен­ным — Он служил народу Изра­иль­скому и Своим ученикам. Теперь Он служит только ученикам. Он омывает им ноги, учит, заповедует, наконец, молится о них — и всё это общение пронизывает одно чувство, чувство разлуки со своими. «Вскоре вы не увидите Меня» (Ин 16:16). И апогеем всему стала заповедь о хлебе и вине. Из текстов Евангелий видно, что это не просто заповедь обряда, нет, это прежде всего любовь, желающая в простых знаках донести суть Нового Завета до тех, кому она служит.

Но у учеников своя кульминация: «Был же и спор между ними, кто из них должен почитаться большим» (Лк 22:24). С каждым новым эпизодом действия учеников и Господа впадают во всё большее и большее противоречие. Это уже не мысли, не разговоры и не честолюбивые просьбы, но открытый спор. Я не думаю, что это была спокойная дискуссия. На Востоке люди, споря, громко кричат и размахивают руками. И неужели хотя бы что-то из этого было рядом с нашим кротким Господом?! В ка­ком пренебрежении тогда остались только что ска­занные Христом слова, полные любви, жерт­вен­ности и самоотречения: «за вас предаётся…, за вас проливается»!

Ранее Господь ставил в пример умаление детей. Пе­ред взрослыми мужчинами, в которых редко мож­но заметить недостаток ощущения своей зна­чимости, Он ставил маленькое дитя, и претен­ду­ю­щим на первые места говорил: «Если не ума­ли­тесь, как это дитя, то вообще не войдёте». Теперь Гос­подь пе­­ред разошедшимися мужами ставит Своё ума­ление: «А Я посреди вас, как служащий». Он отстра­ня­ет принципы этого мира: «Цари гос­под­ствуют над народами, и владеющие ими бла­го­де­телями называются, а вы не так» (Лк 22:25). И тог­да, направляя учеников на новое, Он не упомянул о Своём первенстве во всём, «но уничижил Себя Са­мого, приняв образ раба» (Флп 2:7).

Дорогие братья, эта история не получила дальнейшего развития в жизни апостолов Господа, но надо честно признать, что она стала развиваться уже среди первых учеников апос­толов. Каких размеров и форм достигли те мысли, разговоры и споры! В Христианстве теперь есть всё, что есть там, где «цари гос­подствуют над народами»: ранги и чи­ны, различного рода демократические и тота­ли­тар­ные системы управления… Только часто это прикры­то библейскими или «церковными» терминами, а в последнее время и на это никакого внимания не обращают и оставляют всё, как в мире: в общинах и на съездах проводятся демократические выборы, на которых выбираются лидеры, а где-то они сами себя таковыми объявляют. Согласитесь, это так похоже на то, что происходит в политических кругах этого мира, только здесь звучат ещё молитвенные просьбы, подобные просьбам сыновей Зеведеевых: «Мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чём попросим» (Мр 10:37). Но Господь и сейчас, как тогда, говорит в ответ другое: «А вы не так».

Дорогие братья, эти строки пишутся не для того, чтобы грубо кого-то задеть, а для того, чтобы Сам Господь нежно, как когда-то, коснулся в нас совести и сердца, если на ум нам приходит мысль о том, кто из нас больше, и мы начинаем рассуждать об этом. Пусть нашу совесть обличит, как и тогда, вопрос Господа: «О чём… вы рас­суж­дали?» (Мр 9:33), и мы замолчим, и сердце наше будет покорено тем Слугой, Который пришёл ради нас, обнищал ради нас, умер за нас, воскрес для нас, пошёл приготовить нам место на небесах и ходатайствует там перед Отцом за нас, Который вернётся за нами, возьмёт нас к Себе и там отрёт все наши слёзы.

Господи, так кто же больше?

«Все вы братья» (Мф 23:8).

«А Я посреди вас, как служащий» (Лк 22:27).