Христос-это Все

Hamilton Smith

Всё больше и больше я чувствую, что Христос не занимает то место, которое должно принадлежать Ему. Мы не устремляемся к Нему. Нас занимают либо учения, либо догмы, либо партии, либо наш опыт, одним словом, то, что около Христа. Кажется, у нас во многом тот же дух, какой был у Петра на горе, когда он говорил: «сделаем здесь три кущи». Отец величественно возразил им: «Когда он еще говорил, се, облако светлое осенило их; и се, глас из облака глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте. И, услышав, ученики пали на лица свои и очень испугались. Но Иисус, приступив, коснулся их и сказал: встаньте и не бойтесь. Возведя же очи свои, они никого не увидели, кроме одного Иисуса» (Мтф. 17:1-8).

Были ли вы «в облаке», дорогой брат? Услышали ли вы «голос»? Упали ли вы «на лицо своё»? Почувствовали ли вы «прикосновение» Иисуса? Услышали ли вы затем другой голос, говорящий: «встаньте»? И подняв глаза, увидели ли вы «одногоИисуса»? Многие, может быть, достигли вершины горы; но немногие, очень немногие, были «в облаке», услышали «голос», упали «на лицо своё» и поднялись, чтобы видеть «одного Иисуса».

«Всё Христос» (Кол. 3:11). Так ли это для нас? Так ли это в вопросе моего спасения? «Веруй в Господа Иисуса Христа, и спасёшься ты» (Деян. 16:31). Так ли это в вопросе отношений с Богом? «Ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса» (Гал. 3:26). Так ли это, когда речь идёт о нашем опыте? «Для меня жизнь – Христос» (Флп. 4:13). Могу ли я знать путь, по которому мне следовать? Иисус говорит: «Я есмь путь» (Ин. 14:6). Так ли это, когда речь идёт о пути на небо или о том месте, куда мне направлять путь? Христос в таких словах определил это: «Там, где Я» (Ин. 14:3). О! если бы мы больше познали те обильные благословения, которыми обладаешь, когда «всё Христос», когда видишь «одного Иисуса». Страстным желанием наших сердец должно быть: «познать Его» (Флп. 3:10)! В эгоизме нашем мы томимся по благословениям и просим их. Иисус – Тот, в Ком находятся все благословения, в которых мы нуждаемся, Тот, в Ком отрада Отцовского сердца. Если бы мы смогли вкусить с Ним ту радость, которую Он черпает в Своём Сыне! Христос бесконечно выше всякого учения и всякого опыта. Опыт можно и приобрести, но только Его присутствие может воистину привести в восторг наши счастливые сердца.

Как случилось, что мы более не преображаемся «от славы в славу»? Завеса была разодрана, окропление кровью было совершено, Дух был дан, но мы занялись самими собой и работой Духа в нас более, нежели одним Христом. Именно Он слабости нашей даёт сильное стремление к святости, а святость поверхностную приводит к глубине. «Мы же все открытым лицом, как в зеркале, взирая[1] на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа» (2Кор. 3:18). Будем же смотреть на Христа и отражать открытым лицом образ Того, от Которого сияет свет познания славы Божьей (2Кор. 3 и 4). Всё другое бледнеет и исчезает, когда мы останавливаем свой взор на Нём.

Дух никогда не привлекает нашего внимания к Своей работе в нас. Если же мои мысли остановились на этом, это значит, что я на самом деле не в Духе. Христос нам говорит: «ибо не от Себя говорить будет», но «Он прославит Меня» (Ин. 16:5-15). И это не всё: само дело Христа, будь оно для нас чрезвычайно драгоценно, не может быть объектом для нашего сердца. Оно даёт совести мир, сладкий мир; но только личность Христа может удовлетворить сердце[2]. И в какой полноте Он делает это! Да будет Он бесконечно благословен.

Отец направляет наше внимание на Него[3]; Святой Дух занимает нас Им[4]; Писание свидетельствует о Нём (Ин. 5:39). Он объект веры, объект любви, объект надежды. Вера, любовь или надежда, которые не избирают Его своим объектом, не являются ни истинными, ни реальными. Он всё для моего пути, всё для моего служения, всё для моего поклонения. Да будет благословенно, да, благословенно Его Имя! Он не на кресте, не в могиле – Он на престоле. Как же дивно это! Есть один Человек во славе Божьей, и этот Человек – мой Спаситель, мой Священник, мой Ходатай; Он Тот, Кто умер для меня, Кто живёт для меня, кто грядёт для меня; Жених Церкви. Неудивительно, что Пётр мог сказать: «Он[5] для вас, верующих, драгоценность». Неверующий мир так же, как и мир религиозный, отвергает Его. Первый сберегается огню, второй будет извергнут из Его уст (2Птр. 3; Откр. 3). Да избежим и того и другого; если же мы ещё не освободились от этого, «выйдем К НЕМУ за стан, нося Его поругание» (Евр. 13:13). Он – всё, Его для нас совершенно достаточно, и сердцу Его так нравится быть всем для нас.

Пусть же для нас этим всем и будет Христос, и всегда Хтистос. Нельзя иметь лучшей части и места более превосходного, чем те, что даёт Он. Наша часть здесь – «пропитание и одежда»[6], а наше место – «за станом»[7]. Наша доля там (в вышине) – «всякие духовные благословения» и наше место «в Нём»[8].

А сегодня, дорогой читатель, пусть все наши привязанности, все наши желания, все наши помыслы и все наши цели сосредоточатся и направятся к их центру в Нём!

Автор неизвестен

Перевод с французского.

[1] Более точный перевод: «И мы все с открытым лицом, отражая, как в зеркале, славу Господню, преображаемся в Его же образ от славы в славу […]» – см. русский перевод Нового Завета Кассиана Безобразова. Здесь и далее – примечания редактора.

[2] Эта фраза, по-видимому, требует некоторых пояснений. Как нам кажется, автор здесь хочет сказать следующее: сердце желает любить, но нельзя полюбить дело, сердце может полюбить только живое существо, личность, и сердце наше находит объект своей любви лишь в самом Господе Иисусе, в Его личности, но не в Его благословенном деле.

[3] Мф. 17:1-8.

[4] Ин. 16:5-15.

[5] Христос, краеугольный камень. Примечание автора.

[6] 1Тим. 6:8.

[7] Евр. 13:13.

[8] Еф. 1:3.