Савл Из Тарса

Charles Henry Mackintosh

В созерцании характера этого замечательного человека, мы можем увидеть ценные принципы евангельской истины. Кажется, он особо подходил для того, чтобы показать, во первых, что благодать Божия может делать, а во вторых, что великие усилия закона не могут делать. Если когда-то и был на этой земле человек, чья история иллюстрирует истину, что «спасение по благодати, независимо от дел закона», то этим человеком был Савл из Тарса.

Действительно, это как если бы Бог вознамерился представить в этом человеке живой пример, во первых, той глубины, из которой Его благодать может освободить всякого грешника; а во вторых, ту высоту, с которой законник должен спуститься, чтобы принять Христа. Он был в одно и то же время и самым худшим и самым лучшим из людей – первый из грешников и первый из законников. В то время как он ненавидел и преследовал Христа в Его святых, он был грешником из грешников; и фарисеем из фарисеев в своей гордости и моральном поведении.

Давайте, таким образом, рассмотрим его, как первого из грешников.

«Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый» (1Тим.1:15). Теперь обратите особое внимание, что Дух Божий объявляет по отношению к Савлу из Тарса: что он был первый из грешников. Это не было выражение смирения Павла, хотя, несомненно, он был смирен под чувством того, какой он был. Мы должны быть заняты не чувствами вдохновенного писателя, но приговором Святого Духа, который вдохновил его. Хорошо видеть это.

Очень многие говорят о чувствах разных вдохновенных писателей, ослабляя, таким образом, смысл драгоценной истины, явленной вдохновением Священного Писания. Они не имеют намерения так делать; но тогда, во время, подобное настоящему, когда так много рассудка, так много человеческой спекуляции, мы не можем быть слишком осторожными против искажений, которые могут, даже ненамеренно, препятствовать истинности Слова Божьего. Мы заботимся, чтобы наши читатели сохраняли Писания в своих сердечных привязанностях не как выражение человеческих чувств, как бы набожны и достойны хвалы они не были, но как хранилище мыслей Божьих. «Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым» (1Петра,1:21).

Следовательно, поэтому, читая 1 Тим.1:15, мы думаем не о чувствах человека, а о записи Божьей, которая объявляет, что Павел был «первый из грешников». Это никогда не относилось ни к кому больше. Нет сомнения, в общем смысле, каждое убежденное сердце почувствует и признает себя виновнейшим в пределах собственного уровня знания; но это совершенно другой случай.

Святой Дух объявил это о Павле; и тот факт, что Он сказал нам это через перо самого Павла, не мешает истине и ценности приговора и не ослабляет ее. Не имеет значения, каким плохим кто-нибудь может быть, Павел мог сказать: - «я первый». Не имеет значения, что кто-то может чувствовать, как далеко от Бога он находится - не имеет значения, как глубоко он погрузился в яму погибели – до его уха из самой глубокой точки все еще доносится голос «я первый».

Но давайте отметим цель всего этого по отношению первого из грешников. «Но для того я и помилован, чтобы Иисус Христос во мне первом показал все долготерпение, в пример тем, которые будут веровать в Него к жизни вечной». Первый из грешников находится на небесах. Как он попал туда? Просто через кровь Иисуса; и более того, он является «примером» Христова человека. Все могут смотреть на него и видеть, как они тоже должны быть спасены; ибо таким же образом, как «первый» был спасен, должны быть спасены и остальные. Благодать, которая достигла первого, может достичь всех. Кровь, что очистила первого, может очистить всех. Звание, которым первый вошел на небеса, является званием для всех. Узрите в Павле «пример долготерпения Христа»! Нет ни одного грешника на этой стороне портала ада, каким бы развращенным или каким нибудь еще он не был, которого не может достичь любовь Божья, кровь Христа или свидетельство Святого Духа.

Теперь мы обратимся к другой стороне характера Савла, и рассмотрим его как первого из законников.

«Хотя я могу надеяться и на плоть. Если кто другой думает надеться на плоть, то более я» (Фил.3:4). Здесь мы видим наиболее ценный смысл. Савл из Тарса стоял, как это было, на высочайшей вершине холма законной праведности. Он достиг наивысшей ступени лестницы человеческой религии. Он мог быть уверен, что ни один человек не возвысится над ним. Его религиозные достижения были самого наивысшего порядка (см.Гал.1:14). «Если кто другой думает надеяться на плоть, то более я». Кто - то уповает на свою нравственность? Павел мог сказать:- «более я». Кто – то уповает на свою моральность? Павел мог сказать:- «более я». Кто-то уповает на порядки, таинства, религиозные служения и религиозные обряды? Павел мог сказать: - «более я».

Все это придает особенный интерес к истории Савла из Тарса. В нем мы видим, в одном взгляде, силу крови Христа, и крайнюю недостойность честнейшей одежды самоправедности, которая когда-либо покрывала личность законника. Смотря на него, никакому грешнику не нужно отчаиваться; смотря на него, ни один законник не может гордиться. Если первый из грешников на небесах, то я тоже могу туда попасть. Если величайший религиозный человек, законник и делатель, который когда-либо жил, должен был спуститься с лестницы самоправедности, то для меня нет никакой пользы подниматься туда.

Вина Савла из Тарса была полностью покрыта кровью Христа; а его высокомерная религиозная гордость и хвастливость была выметена видом Христа, а Савл нашел свое место у пронзенных ног Иисуса из Назарета. Его вина не была препятствием, и его праведность не была пользой. Первая была омыта кровью, а вторая обернулась мусором и шлаком через моральную славу Христа. Это произошло не потому что было ли это «я первый» или «более я». Крест Христа явился единственным средством.

«Я не желаю хвалиться», говорит первый из грешников и князь законников, «разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира» (Галл.6:14). Павел имел такую же слабую идею обращения к своей праведности, как и обращения к своим преступлениям. Ему было позволено приобрести лавровый венец победы в величайшем сопротивлении закона «в своем собственном народе», только для того, чтобы он мог бросить его, как увядшую, недостойную вещь к подножию Креста. Ему было позволено превзойти всех в темной карьере вины только для того, чтобы он мог послужить примером силы любви Божьей и эффективности крови Христа. Савл не был ближе к Христу, как первый из законников, чем когда он был первый из грешников. Было не больше оправдывающей заслуги в школе законности, чем в самых диких действиях противления имени Христа. Он был спасен благодатью, спасен кровью, спасен верою. Нет другого пути ни для грешника, ни для законника.

Есть еще кое-что в истории Павла, на что мы должны коротко обратить внимание, чтобы показать практические результаты благодати Христа, где бы эта благодать ни была явлена. Это представит Павла нашим заметкам, как наиболее потрудившегося из апостолов.

Если Павел научился перестать трудиться для праведности, он также научился трудиться для Христа. Когда мы взираем на разбитые осколки этого самого худшего и самого лучшего из людей по дороге в Дамаск – когда мы слышим те жалостливые слова, исходящие из самых глубин разбитого сердца, «Господи, что Ты повелишь мне делать?» - когда мы видим этого человека, который оставил Иерусалим в бешеной ярости преследующего фанатика, а ныне слепой и беспомощныйведенный за руку, нас ожидают наивысшие ожидания, касающиеся будущего его карьеры; и мы не разочарованы.

Отметьте прогресс этого наиболее замечательного человека, взгляните на этот гигантский труд в винограднике Христа. Посмотрите на его слезы, на его труд в поте лица, на его путешествия, на опасности, на его усилия. Посмотрите, как он несет свои золотые снопы в небесный сад и кладет их к ногам Учителя. Посмотрите, как он несет достойные обетования евангелия, и в заключение складывает свою голову, как мученик и скажите, если евангелие Божье свободная благодать – евангелие Христа бесплатное спасение, то уберем в сторону добрые дела7 Нет, Это драгоценное евангелие является единственным истинным основанием, на котором строение добрых дел может быть возведено. Мораль без Христа – ледяная мораль. Благотворительность без Христа – недостойная благотворительность. Таинства без Христа бессильны и бесценны. Ортодоксальные воззрения без Христа бессердечны и бесплодны. Мы должны придти к концу своего я, будь это виновное я или религиозное я, и найти Христа, как удовлетворяющего наши сердца, отныне и во веки. Тогда мы сможем сказать в истине,

 

Ты, о Христос, все что я хочу

Более всего в Тебе я нахожу

 

И снова:

Любовь такая удивительная, такая Божественная

Требует мою душу. Мою жизнь, мое все

 

Так это было с Савлом из Тарса. Он избавился от себя самого и нашел свое все во Христе. Следовательно, так как мы пережили впечатляющую страницу его истории, мы слышим из глубин испорченности слова:- «Я первый»; из наивысшей точки в системе закона:- «более я» и из среды золотых полей апостольского труда слова:- « Я потрудился более их всех».