Соратники Давида И ДрузьЯ Павла

Charles Henry Mackintosh

English version

2 Самуила 23 и Римлянам 16

КАК ДРАГОЦЕННЫ те особые связи, которые сформированы рукой Божьей! Есть великая, главная связь, которая соединяет нас со всеми детьми Божьими – всеми членами тела Христа. Но есть особенные связи, которые мы должны всегда признавать и стараться утвердить и увековечить в каждом правильном пути.

В последнее время мы рассматривали, с огромным интересом и наставлением, сильных людей Давида во 2Самуила,23, и друзей Павла в Риме в Рим.16. Из многих тысяч Израильтян – обрезанных членов собрания, детей Авраама – было сравнительно мало тех, кто отличался личной преданностью и полно сердечным освящением. Даже среди тех немногих были отмечены различия. Были «тридцать», «трое», и «первые трое». Каждый получает свое собственное, особое место на странице книги ответственности, практической жизни, согласно тому, кем он был, и что он сделал.

Более того, нам особо сказано, что каждый из них сделал и как он это сделал. Ничего не забыто и все верно записано; и никто не может занять другого места. Каждый делает свое собственное дело, заполняет свою собственную нишу, и получает свою собственную награду.[1] Так же и в Рим.16. Ничто не может быть более поразительным, чем замечательная проницательность, которая характеризует эту остроту Писания. Прежде всего отметим путь, в котором Фива представлена собранию в Риме. «Представляю вам Фиву, сестру нашу». На каком основании? Что она «преломляет хлеб» или «в общении» в Кенхреи? Нет, но «она слуга собрания»; и « она была помощницею многим и мне самому».

Он представляет, проникновенным и убедительным языком, моральное основание ее претензии на гостеприимство и помощь собрания. Сказать, что человек преломляет хлеб, увы! Не является гарантией личной преданности. Так должно быть, но это не так. Следовательно, ожидать симпатии, помощи и доверия народа Господа на этом основании недопустимо. Даже сам благословенный апостол, когда просит о молитвах братьев, представляет моральное основание этой просьбы. «Братья, молитесь о нас». На каком основании? Потому что мы «преломляем хлеб» или «в общении»? Ничего подобного, но потому, что «мы уверены, что имеем добрую совесть, потому что во всем желаем вести себя честно».

Затем отметьте упоминание Прискиллы и Акилы. Что они сделали? Они были помощниками апостола. Они головы свои полагали за его жизнь. И он добавляет: «которых не я один благодарю, но и все церкви из язычников». Это замечательная оценка. Они приобрели себе хорошее звание. Они с доверием действовали на своем пути и были оценены апостолом и всеми собраниями. Так должно быть. Мы не можем моментально войти, все мгновенно, в человеческое доверие и привязанность. Мы должны представлять самих себя жизнью практической праведности и личной преданности. «Представляем себя совести всякого человека перед Богом» (2Кор.4:2). Давайте еще взглянем на проникновенный стих 12: « «Приветствуйте Трифену и Трифосу, трудящихся о Господе. Приветствуйте Персиду возлюбленную, которая много потрудилась о Господе». Посмотрите. Какая прекрасная проницательность здесь! Почему не назвать всех троих вместе7 Причина ясна: потому что двое только потрудились. В то время как третья потрудилась много. Каждый получает его и ее место, согласно тому, кем он был и что сделал.

Не могли ли Трифена и Трифоса иметь какую – либо зависть или ревность против Персиды, потому что она была охарактеризована, как «возлюбленная», в то время как они нет; или потому что слово «много» было добавлено к ее труду, но не добавлено к их. О, нет!

Зависть и ревность являются пагубным плодом жалкого занятия самим собой. Они не могут найти никакого места в сердце полностью посвященному Христу и Его драгоценным интересам.

Теперь я взгляну на 2Сам.23 и Рим.16, как на образец страниц книги ответственности, практической жизни, в которой каждый записан согласно тому, кем он является, и что он сделал. Конечно, это все благодатью. Каждый сможет с восторгом сказать, что «благодатью Божьей я есмь то, что есмь». Более того, все дети Божьи и члены Христа равно «приняты в Возлюбленном», все находятся в одном общем отношении. Слабейший член тела Христова возлюблен Богом, как и Христос возлюблен. Глава и члены не могут быть разделены. Как Он, так и они. Слабейшее дитя в семье имеет свое собственное место в сердце Отца, в которое никто не может даже вмешаться (Евр.1:6; Ин.17:26; 1Ин.4:17).

Все это благословенно истинно, и никто не может даже коснуться этого. Но когда мы повернемся к основному вопросу практической жизни и личной преданности, какое бесконечное различие мы увидим! Мы видим «троих», «первых трех», и «тридцать». Это одно дело быть «принятым», а другое быть «приятным». Одно дело, быть возлюбленным дитем, а другое, быть преданным служителем.

Есть любовь родства, а есть любовь самодовольства. Эти вещи не должны смешиваться. И, несомненно, должно быть искренним желанием каждого «принятого» дитя Божьего, быть «приятным» служителем Христа. О! Да будет так все более и более в этот день холодного безразличия и само поиска, в

который так многие кажутся удовлетворенными простым фактом пребывания в общении, как это называется – в форме преломления хлеба. И так мало, сравнительно, отмечены высшим стандартом личной преданности, которая, мы можем быть уверены, «приятна» сердцу Христа.

Мы не хотим быть неправильно понятыми. Истинное общение в Духе – общение святых – является драгоценным, вне всякого сомнения. И преломление хлеба, в истине и искренности, в воспоминание о нашем обожаемом Господе и Спасителе Иисусе Христе, который возлюбил нас и предал Себя за нас, одна из самых высочайших и богатейших привилегий для тех, чьи сердца преданы Ему. Все это ясно понято и полностью допустимо.

Но, с другой стороны, мы никогда не должны забывать сильную тенденцию наших бедных сердец покоиться в простых формах и рецептах, когда сила ушла. Одно дело быть в номинальном общении и проходить через внешнюю форму преломления хлеба, а другое, быть искренним, преданным, объявленным учеником Христа. Этого последнего мы все должны горячо и страстно желать. Но успокоиться на первом, это жалкая иллюзия, омертвение совести, отвердение сердца и обман души.

[1] Мы можем видеть то же самое в случае с двенадцатью апостолами. Гораздо больше мы читаем о «Петре, Иакове, и Иоанне», чем о других девяти. И не только это, но даже в случае этих троих, мы видим различие, ибо один особо упомянут, как «ученик, которого любил Иисус», и который возлежал на Его груди во время вечери.

И так через все Слово. Взгляните на Авраама и Лота; Илию и Овидию; Сунаметянку и Сарептянку.

Христианский читатель, давай искренне стремиться к более близкому хождению с Богом – более глубокой близости с умом Христа.