Сочувствие И Благодать Иисуса

Charles Henry Mackintosh

English version

Матфея 14:1-21, Марка 6:30-44

В этих двух параллельных местах две черты Иисусова сердца: сочувствие и благодать. Мы постараемся тщательно рассмотреть их, и пусть Дух Святой даст нам уловить их смысл и на деле им воспользоваться.

В какую глубокую печаль погрузились ученики Иоанна, когда узнали, что Ирод обезглавил их учителя! Они узнают, что тот, на кого они полагались, из уст которого получали наставления, так жестоко отнят у них — то был, на самом деле, мрачный час для бедных учеников.

Но существовала Личность, к Которой они могли прийти со своим горем и поведать обо всём, что произошло. Их учитель рассказывал им об Иисусе; он говорил: «Ему должно расти, а мне умаляться». И вот, они приходят к Нему: «Ученики же его пришедши взяли тело его и погребли его; и пошли и возвестили Иисусу» (Мф 14:12). И они не могли поступить лучше: истинный ответ на их нужды был только в нежном и любящем сердце Иисуса. Его сочувствие совершенно. Он познал всякое их переживание и всё, что они испытывали в этих горестных обстоятельствах. Они правильно поступили, пойдя к Иисусу, чтобы всё рассказать Ему. Его уши всегда открыты, Он всегда готов утешить и проявить сочувствие. Он в совершенстве выполняет призыв, адресованный нам Святым Духом: «Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими» (Рим 12:15).

Кто знает цену истинному сочувствию? Можно ли выразить счастье от осознания того, что есть на свете человек, для которого мои радости и горести стали его радостями и его горестями! Мы познали — да будет Бог благословен! — единственного такого Человека — нашего Господа Иисуса Христа. Хотя глаза наши не видят Его, но верой мы можем войти в полную реальность и силу Его совершенного сочувствия. С простой верой мы можем покинуть гроб, где оставили дорогое нам когда-то тело, чтобы прийти к ногам Иисуса и излить Ему тоску удручённых сердец. Там не будет никакого разочарования, там не услышим ни одного упрёка по поводу слабости, проявленной нами в испытаниях. Там мы не услышим больше подобных слов или выражений соболезнования, которые говорятся лишь потому, что нужно сказать что-нибудь, соответствующее ситуации. О, нет! Иисус умеет сочувствовать сердцем, разбитым и удручённым тяжестью переживания. Его сердце абсолютно человеческое. Какая же это благословенная для наших душ истина! В любое время, на любом месте, в любых обстоятельствах — мы всегда имеем доступ к этому истинно человеческому сердцу. Невозможно найти что-либо подобное не только в мире, но и в Божьей церкви. Часто, даже имея лучшие намерения, мы не в состоянии сочувствовать кому-то поистине удручённым сердцем. Можно не понимать сердечной печали и причин, её вызвавших, у верующего, испытывающего трудности, хотя ты и окажешься в этих обстоятельствах вместе с ним. Как же ты можешь сочувствовать ему? Даже если этот брат поделится с тобой своей болью, в сердце, заполненном совсем другими вещами, может не найтись места тому, что он доверил.

Но с совершенным Человеком, Христом Иисусом, всё будет иначе: в Его сердце всегда есть место, и у Него всегда есть время, чтобы заняться всем и каждым. Неважно когда, как или для чего мы приближаемся к Иисусу — Его сердце всегда открыто. Он никогда не отказывает, никогда не разочаровывает. Что же нам делать перед лицом испытания? Просто то же, что сделали ученики Иоанна: они пошли и рассказали Иисусу всё, что произошло. Да, именно это и нужно сделать. Оставим гроб и поскорее пойдём и возляжем у ног Иисуса. Он Сам отрёт наши слёзы, облегчит нашу ношу, исцелит наши язвы и заполнит пустоту. Пусть и в нашей жизни в силе Святого Духа этого будет всё больше и больше!

А теперь рассмотрим другое состояние сердца, которое видно в двенадцати апостолах, выполнивших счастливую миссию и вернувшихся к Иисусу: «И собрались апостолы к Иисусу и рассказали Ему всё, и что сделали, и чему научили» (Марка 6:30). Здесь речь идёт не о печали или какой-то утрате, но, напротив, о радости и ободрении. Апостолы поспешили прийти к Иисусу, чтобы поведать Ему о своих успехах; то же сделали и ученики Иоанна, но в час утраты. Господь Иисус знает, как ответить сердцу, погружённому в печаль, и сердцу, упоённому радостью. Он может успокаивать, смягчать и направлять то и другое. Да будет за это во веки хвала Его прекрасному имени!

«Он сказал им: пойдите вы одни в пустынное место и отдохните немного. Ибо много было приходящих и отходящих, так что и есть им было некогда». В этом месте мы видим изумительное сияние нравственной славы Христа, подавляющее эгоизм наших нищих сердец. Если мы доверим наши чувства и мысли Иисусу, то будем ограждены от самонадеянности и непокорности, а также от безразличия по отношению к другим. Вместе с Иисусом мы сможем сделать намного больше, наши сердца будут более открытыми и способными ответить на ежедневные нужды окружающих. Когда приближаемся к Иисусу и изливаем Ему сердца, когда рассказываем Ему о печалях и радостях и приносим к Его ногам своё бремя, тогда мы учимся сочувствовать другим.

Какую красоту, какую силу находим мы в этих словах: «Придите вы сами в пустынное место»! [Син. пер.: «Пойдите вы одни…»; см. греч. оригинал.] Иисус не говорил им: «Уйдите сами в пустынное место». Ученики не извлекут никакой пользы из такого уединения. Что может быть хорошего в пустынном месте, если там нет Иисуса? Одиночество без Иисуса может только охладить и стеснить наши бедные сердца. Христианин от досады и разочарования может легко отделиться от окружающих и скрыться за непроницаемым эгоизмом. Нетрудно догадаться, что при случае он удалится от братьев и займётся самим собой. Можно возомнить себя центром бытия, но, в результате, стать жалким существом. Другое дело, когда Иисус говорит «придите». Только с Ним мы получаем лучшие нравственные уроки. Невозможно жить в Его присутствии, не расширив сердца. Если бы апостолы ушли в пустыню без Иисуса, они, наверняка, сами съели бы имевшиеся у них хлеб и рыбу. Но, оказавшись с Иисусом, они научатся поступать иначе. Иисус ответил на нужду скорбящих учеников Иоанна, как Он ответил и на нужду радующихся апостолов, и Он может накормить толпу голодных. Сочувствие и благодать Иисуса совершенны, Он может восполнить любой недостаток. Если испытываешь трудности — приди к Иисусу; если радуешься — тоже приди к Иисусу; если же ты голоден, то тебе непременно нужно придти к Нему. Мы всё можем принести Тому, в Ком обитает полнота, — да будет благословенно Его имя! — Он никогда и никого не отпускает пустым.

Увы, иными оказались бедные ученики. В присутствии удивительной благодати Иисуса отвратительным образом проявился их эгоизм. «Иисус, вышед, увидел множество народа и сжалился над ними, потому что они были как овцы, не имеющие пастыря; и начал учить их много». Он пришёл в пустынное место, чтобы дать немного пищи Своим ученикам. Но когда проявились истинные нужды народа, сердце Его наполнилось нежностью, проистекающей из глубокого сострадания.

«И как времени прошло много, ученики Его, приступивши к Нему, говорят: место здесь пустынное, а времени уже много; отошли их…» [Син. пер.: «отпусти их»]. Как эти слова могли слететь с языка тех, кто недавно проповедовал Евангелие! «Отошли их»… Да, проповедовать Евангелие — одно, осуществлять его — совсем другое. Конечно, проповедовать — это хорошо, но необходимо и осуществлять. Проповедь истины без практического осуществления этой истины ничего не стоит. Хорошо наставлять несведущих, но нельзя забывать дать хлеб голодным. Для того чтобы проповедовать, нужно только немного смелости; но чтобы насытить нуждающихся, нужно нечто большее, потому что, естественно, нам не хочется увидеть, как тают наши небольшие сбережения. Когда вопрос встаёт о самопожертвовании, сердце готово предоставить тысячу возражений: что буду делать я? что станет с моей семьёй? действовать нужно осторожно; я не в состоянии сделать невозможное. Такими и подобными умозаключениями очень часто эгоистичное сердце уклоняется от нужд страждущих.

«Отошли их»… Что могло подтолкнуть учеников сказать это? Какова была истинная причина их эгоистичного ответа? Она лежит попросту в их неверии. Если бы они думали о Том, Кто был с ними, о Том, Кто ранее в течение сорока лет насыщал в пустыне «шестьсот тысяч пеших», — если бы они думали о Нём, то поняли бы, что Он не мог отослать людей голодными. Конечно, эта рука, так долго снабжавшая весь народ необходимой пищей, могла легко найти пропитание для пяти тысяч человек. Так видит вера. Но, увы, неверие помрачает рассудок и закрывает сердце. Неверие абсурдно, и оно парализует способность сострадать. Но вера и любовь идут вместе; возрастание одной содействует росту другой. Об этом апостол Павел говорит фессалоникийцам: «…возрастает вера ваша, и умножается любовь каждого друг ко другу между всеми вами» (2Фес 1:3). Вот Божественное правило. Сердце, полное веры, может сострадать; но сердцу, в котором живёт неверие, нечего отдать. Вера вводит сердце в необъятную Божью сокровищницу, а неверие замыкает сердце в самом себе и наполняет его различными эгоистичными страхами. Благодаря вере, душа наполняется атмосферой небесной, тогда как неверие погружает душу в холодную атмосферу этого эгоистичного мира. Вера делает нас способными ответить на желание Христова сердца: «Вы дайте им есть», — тогда как неверие заставляет нас произнести слова, подобные этим: «Отошли их». Значит, ничто так не расширяет сердце, как простая вера, и ничто так не ограничивает его, как неверие. Пусть же вера наша возрастает, а любовь всё более и более умножается!

Поразительный контраст между «отошли их» и «вы дайте им есть»! И так всегда, потому что Божьи пути — не наши пути. Когда мы изучаем пути Его, то научаемся судить свои. Поэтому, взирая на Него, мы придём к суду над самими собой. В этих отрывках Господь осуждает эгоизм учеников: вначале сделав их инструментом Своей благодати по отношению к народу, затем побуждая их собрать для себя двенадцать коробов, наполненных кусками.

Более того, они не только были осуждены в своём эгоизме, но и благословенным образом просвещены Господом. Плотское сердце могло сказать: «Какая нужда в пяти хлебах и двух рыбах? Тот, Кто может так насытить огромную толпу, сделает то же самое и без всего этого». Так рассуждает плотское сердце, но Христос хочет показать нам, что не должно пренебрегать тем, что сотворил Бог. Мы должны использовать всё, что Бог с благословением даёт нам. В этом хороший нравственный урок для нашего сердца. Елисей спрашивает: «Что есть у тебя в доме?» — потому что Бог будет использовать это и ничто другое (см. 4Цр 4:2). С Божьего благословения нужно употреблять то, что имеем, применяя это для сегодняшних нужд.

Плотское сердце могло сказать: «Зачем собирать эти куски? Сотворивший такое чудо вряд ли действительно в них нуждается». Это так, однако мы не должны расточать то, что от Бога. Посредством хлебов и рыб Господь хочет научить нас не пренебрегать ничем, что Бог сотворил, а посредством наполненных кусками корзин Он хочет научить нас ничего не расточать. Это хорошо — щедро отвечать на нужды, но нельзя, чтобы был потерян хотя бы один кусок. Какое Божественное совершенство! Но как мало этого являем мы! Мы то скупы, то расточительны. В Иисусе не было ни того, ни другого. Он говорит: «Вы дайте им есть», — но: «… чтобы ничего не пропало». Какая совершенная благодать! Какая совершенная мудрость! Возрадуемся же в уверенности, что Тот, Кто явил такую благодать, — наша жизнь. Христос наша жизнь. И практическое христианство заключается в проявлении этой жизни. Чтобы явить истинное христианство, не нужны формы или религиозные правила — нужно, чтобы Христос верой обитал в сердцах наших; так как Он — источник совершенного сочувствия и совершенной благодати.

Прежде чем мы закончим, хотелось бы обратить внимание читателя (для его же пользы) на то, что говорит Господь в Марка 8:19-21. Он напоминает два случая, когда были насыщены множества народа: «Когда Я пять хлебов преломил для пяти тысяч человек, сколько полных коробов набрали вы кусков? говорят Ему: двенадцать. А когда семь для четырёх тысяч, сколько корзин набрали вы оставшихся кусков? Сказали: семь. И сказал им: Как же не разумеете?»

Когда толпа была очень большой, а еды у учеников совсем немного, осталось двенадцать больших полных кусками коробов. Когда же толпа была меньше, а хлебов и рыбы у учеников больше, собрали лишь семь небольших корзин остатков. Увеличение нужды — лишь повод явить щедрость Божественной благодати. Всеобщая и непрестанная хвала да будет несравненному имени нашего почитаемого Господа и Спасителя Иисуса Христа!