ИОНАФАН

1Самуила,18:1-4

Charles Henry Mackintosh

«Когда кончил Давид разговор с Саулом, душа Ионафана прилепилась к душе его, и полюбил его Ионафан, как свою душу… Ионафан же заключил с Давидом союз. Ибо полюбил его, как свою душу. И снял Ионафан верхнюю одежду свою, которая была на нем, и отдал ее Давиду, также и прочие одежды свои, и меч свой, и лук свой, и пояс свой».

Какую прелестную картину мы здесь видим! Картину любви, которая раздевается, чтобы одеть предмет своей любви. В этой сцене огромное различие между Саулом и Ионафаном. Саул взял его к себе домой, чтобы возвеличиться самому, имея рядом с собой и в своем доме такого человека. Но Ионафан сам разделся, чтобы одеть Давида. Это была любовь в одном из ее чарующих действий. Ионафан, вместе со многими тысячами Израиля, с затаенным дыханием наблюдал сцену в долине дуба. Он видел Давида, в одиночестве выходящего вперед, чтобы встретиться с ужасным врагом, чей рост, поведение и слова внушали ужас в сердца народа. Он видел этого высокомерного гиганта, низложенного рукой веры. Он участвовал вместе со всеми в великолепной победе.

Но там было больше, чем только это. Это была не просто победа, но победитель, что наполнил сердце Ионафана – не просто сделанная работа, но тот, кто ее сделал. Ионафан не удовлетворился, говоря: «Слава Богу, гигант мертв, мы освобождены и можем возвратиться домой и наслаждаться». О, нет! Он чувствовал свое сердце привлеченным и привязанным к личности победителя. Не то, чтобы он ценил победу меньше, но он ценил победителя больше, и, следовательно, он нашел свою радость, сняв свои одежды и свое оружие, чтобы возложить их на объект своей привязанности.

Христианский читатель, здесь урок для нас; и не только урок, но упрек. Как склонны мы больше быть занятыми искуплением, чем Искупителем – спасением больше, чем Спасителем! Несомненно, мы должны радоваться нашему спасению; но должны ли мы успокаиваться на этом? Не должны ли мы, подобно Ионафану, стараться снять с себя одежду, чтобы возвеличить Личность Того, Кто сошел за нас в самый прах смерти? Несомненно, мы должны, и, тем более что Он не неволит. Давид не просил у Ионафана его одежду или его меч. Если бы он сделал так, то это лишило бы эту сцену всего очарования. Но нет; это было чисто добровольное действие. Ионафан забыл о себе самом и думал только о Давиде. Так должно быть и у нас с истинным Давидом. Любовь наслаждается в снятии с себя одежды, чтобы одеть в нее объект этой любви. «Любовь Христа объемлет нас». И снова: «Но что для меня было преимуществом, то ради Христа я почел тщетою. Да и все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа» (Фил.3:7,8).

О! Надо больше этого духа! Да будут наши сердца все более и более привлечены и привязаны ко Христу, в этот день пустого исповедания, пустоты и религиозной формальности. Да будем мы так исполнены Святым Духом, с той целью сердца, чтобы мы могли оставаться верными нашему Господу и Спасителю, Иисусу Христу!