Мя Выше Всякого Имени

Edward Dennett

«Имя Единого превознесено» Псалом 148:13

English version

Глава I: Неизреченное имя

И для простого читателя Писаний очевидно, что откровение, в котором Бог благоволил открыть Се­бя, давалось постепенно, по нарастающей. Те­перь верующие ходят во свете, подобно как Он во све­те, но в прежние дни облако и мрак были окрест Не­го, что неизбежно, так как правда и суд —основание престола Его (см. Пс 96:2). Но когда Христос (прославив во всём Бога и сделавшись грехом для нас) совершил дело искупления, завеса, за которой обитал Бог и которая скрывала Его от Его народа, разодралась надвое сверху донизу; и Бог мог по праву удовлетворить Своё сердечное желание и явить во всей полноте, каков Он, открывшийся на основании искупления во Христе. Это главные истины, и здесь они утверждаются, чтобы приготовить нас к краткому рассмотрению различных имён Божьих, под которыми Он открывал Себя в разные периоды домо­стро­ительства, описанные в историях Ветхого Завета. Бог тот же по Своей природе и по Своим качествам как в Ветхом, так и в Новом Завете; другими сло­вами, Он неизменен —это является неотъемлемой чер­той Его совершенной Божественной сущности. Но всё же верно и то, что в разные века Он пред­ставлялся с различных сторон, и именно эти различные стороны Его сущности воплощаются в нескольких именах.

ЭЛОХИМ —это, как часто отмечают, имя Бога вообще, как Божества, с Которым имеют дело все люди и Которому они должны дать отчёт. Это слово стоит во множественном числе. В единственном числе это звучит как Элоах —форма, которая часто используется в Писании, особенно в книге Иова. Язычники иногда употребляли это слово по отношению к своим божествам, и, очевидно, этот факт вызвал вопрос в Псалме 18: «Кто Бог [Элоах], кроме Господа [Яхве], и кто защита, кроме Бога [Элохим] нашего?» То есть истинный Бог —Яхве и единственная защита —Элохим. Употребление слова Элохим во множественном числе объяс­ня­лось по-разному. Некоторые, как и следовало ожи­дать, утверждают, что это всего лишь древне­еврейская форма превосходной степени: слово, употреблённое во множественном числе, передаёт пре­восходство или совершенство Того, о Ком идёт речь. Другие настаивают на том, что здесь заключён Бо­жественный замысел явить Троицу, единство Бога в трёх Личностях: Отца, Сына и Святого Духа. Подтверждение этому искренний и благо­го­вейный читатель найдёт в языке, которым говорит Бы­тие 1:26: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и подобию Нашему». Поскольку, воистину, слово Элохим означает всё, что есть Бог, то здесь должны подразумеваться все Личности Божества.

Этого, однозначно, не могли понять в то время. Действительно, до крещения нашего благо­словенного Господа было невозможно открыться всей истине о Троице. А в тот момент Бог Отец говорил с небес, Его возлюбленный Сын был на земле и Свя­той Дух сошёл и пребывал на Сыне. Но теперь, когда дано полное откровение о Боге и пришёл Святой Дух, Который всё проницает и глубины Божии, мы можем возвратиться назад, ведомые и поучаемые Им, и открыть многое из того, что нельзя было понять раньше. Сегодня часто пи­са­ния Ветхого Завета рассматриваются огра­ни­чен­но, в свете, который был дан для того времени, —и в этом заключается серьёзная опасность. Истина же в том, что их скрытое значение может быть вос­при­нято лишь при взгляде на них как бы назад, из полного сияния света в Христианстве. Поэтому нет ничего неуместного в утверждении, что Бог избрал особое слово Элохим, дабы выразить им истину о Троице. Например, в Бытии мы читаем, что Бог сотворил небо и землю. В Евангелии же от Иоанна о Слове, Которое потом стало плотью, написано: «Всё через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть». Следовательно, мы знаем, что ‘вечный Сын’вмещается в слово Бог в Бытии; размышляя над этим, мы больше узнаём о славе Личности нашего Искупителя.

Для патриархов Бог был известен под другим именем. Первое упоминание об этом находим в Бытии 17:1: «Господь явился Аврааму и сказал ему: Я Бог Всемогущий [то есть ЭЛЬ-ШАДДАЙ]». Значение слова Эль —‘сила, всесилие, всемо­гущество’. Некоторые считают, что слово Шаддай означает то же самое, тогда как другие утверждают, что оно передаёт значение ‘вседоста­точный’или ‘вседостаточность’. Но в любом случае, сочетание этих двух слов свидетельствует о Божественных признаках, так как всемогущество и все­до­ста­точность есть только у Бога. Эти слова исполь­зуются, например, в отрывке: «И говорил Бог Мои­сею и сказал ему: Я Господь [Яхве]. Являлся  Я Ав­рааму, Исааку и Иакову с именем Бог Всемогущий [Эль-Шаддай], но с именем Моим Господь [Яхве] не открылся им» (Исх 6:2-3, см. также Быт 28:3; 35:11 и др.). Когда стоит одно слово  Всемогущий, в нашем переводе оно обычно передаёт слово Шаддай. Существует прекрасное сочетание этого имени с именем Яхве во 2 Ко­ринфянам 6: «Я приму вас и буду вам Отцом, и вы будете моими сынами и дщерями, говорит Гос­подь Вседержитель». Бог, который был известен Ав­ра­аму как Шаддай и Израилю как Яхве, теперь про­возглашается Отцом в благословенно близких от­но­шениях, в которые в Его драгоценной благодати Он принял со Христом Свой народ.

Из вышесказанного читатель  поймёт, что ЯХВЕ —это имя, которое Бог специально избрал для отношений с Израилем на основании завета с этим народом. Это совсем не значит, как легко может убедиться читатель, что это слово не использовалось до того, как Бог сообщил его Мои­сею; но теперь Бог употребил его только в отно­шении избранного народа. Следующие замечания помогут нам разобраться в этом: «Во 2 и 3 главах Бытия существовала необходимость связать имя Бога Израилева Яхве с повествованием о едином Боге-Творце. Так, в Исходе 9:30 провозглашается, что Бог Евреев (Чьё имя было Яхве) —это Элохим…Другими словами, Яхве —это имя, а Элохим означает сущность Бога; Один только Яхве есть Элохим, но первое здесь является именем собственным», именем, которое Он избрал для отношений с людьми, особенно со Своим народом. Это слово означает ‘сущий’, и, как кто-то заметил, его практически можно перевести Кто есть, и был, и грядёт. Слово это произошло от глагола существовать и выражает вечность, а следо­вательно, неизменность Его сущности. Таким обра­зом, оно представляет нашим сердцам Того, Кто всегда есть, Кто существует прежде времени, в тече­ние всего времени и после того, как время пройдёт. Поэтому Он Альфа и Омега, начало и конец, пер­вый и последний; и употребление этих выра­же­ний (см. Отк 22:13) подтверждает, вне всяких сом­нений, что ИисусНового Завета —это Яхве Ветхого.

Слово Эль, как мы уже говорили, связано со словом Шаддай, и ещё оно употребляется в форме ЭЛИОН. Это переводится как Всевышний Бог. Просмотрев различные места, в которых встре­чается это слово, мы увидим, что это имя Бога как Высшего над всеми богами, бесами и силами. В этом выражается то, что Он «Владыка неба и земли» (Быт 14:18,19). Поэтому Навуходоносор должен был понести суд Божий, доколе «не познал, что Всевышний [Элион] владычествует над царством чело­веческим и даёт его, кому хочет»; и в конце, когда возвратился к нему разум, он благословил Всевыш­него (Дан 4:25-34). Валаам также исполь­зует это имя, когда начинает говорить о будущей славе и владычестве Израиля над народами. В Псалме 90:1 это слово связано с Шаддай (Всемогущий). Там говорится: «Живущий под кровом Всевышнего [Элион] под сенью Всемогущего [Шаддай] по­коится». А в Псалме 46:2 слово это употребляется в со­четании с Яхве и к этому добавляется, что Он «Великий Царь над всею землёю». Перечисленные при­меры интересны тем, что показывают, как Бог, единый Бог, открывается людям в этих разных, но определённым образом друг с другом связанных именах.

Многим читающим Писание знакомо другое Божественное имя —АДОНАЙ. В нашей Библии оно переводится как Господь. Корень этого слова имеет значение ‘Господин, Правитель, Хозяин’, но форма Адонай употребляется только по отно­ше­нию к Богу как Тому, Кто имеет власть и является Госпо­дином призывающих имя Его. Поэтому слово Адонай применяется в особенности ко Христу, когда Он вознёсся и воссел одесную Бога. Это видно из того, как Господь цитирует место из Псал­ма 109:1 и приводит в смущение Своих против­ников: «Сказал Господь [Яхве] Господу [Адонай] мо­ему: сиди одесную Меня, доколе не положу врагов Твоих в подножие ног Твоих». В Матфея 22 Господь явно применяет это место Писания к Себе как Мессии (ст. 42-44) и пользуется им, чтобы пока­зать, что Сын Давидов —также и Господь Давида, словом, Он и корень, и потомок Давида. В Бытии 15:2 Авраам обращается к Богу не «Владыка Госпо­ди», как сказано в нашем переводе, а «Адонай Яхве». Этот пример также показывает, что названные Божественные имена употребляются только по отношению к единому Богу, даже имя Адонай, которое особо закреплено за превознесённым Христом. (Все черты Адоная в нашем Господе явлены в Флп 2:9-11).

Упомянем здесь и другие Божественные имена. В поэтических книгах Библии часто используется имя ЯХ. Именно оно образует восклицание Аллилуя, или Славьте Яха. Значение этого слова до конца не определено; как правило, считается, что это сокращенная или поэтическая форма слова Яхве. Кроме того, существуют слова, которые Бог использовал, когда посылал Моисея для избавления Его народа. Первое переводится как Я есмь Тот, Кто есмь, а второе —Я есмь. Оба имени являются формами слова, означающего существование; первое иногда (возможно, пра­виль­но) переводится как Я буду Тем, Кем буду. Мысль, выраженная в обоих именах, сродни значению имени Яхве (и это естественно, потому что они произошли от одного глагола) и указывает на неизменное бытие, или существование. Есть ещё одно выражение, которое само по себе, вероятно, не является Божественным именем, но которое из-за своего частого и особенного употребления по от­но­шению к Богу может считаться таковым. Это АТТА ХУ, оно употребляется во фразах типа Ты тот же. Греческий эквивалент встречается в Евреям 1:12: «Ты тот же», —это на самом деле пере­вод Атта ху из Псалма 101:28. Это выражение также говорит, как мы увидим ниже, о неиз­менности Бога, Того, Кто всегда есть и Кто вовек неизменен.

Нет нужды продолжать рассмотрение этого предмета, так как сказано уже достаточно, чтобы отметить различные способы, которые Богу благоугодно было употребить, дабы открыться людям под этими разными именами. Это свиде­тельствует о Его нежности; и то, что Он таким обра­зом явил Своему народу, каков Он Сам в Себе, гово­рит о Его невыразимой благодати. Он мог бы со­крыть Себя навеки в блаженном уединении Своего вседостаточного бытия. Но задолго до основания мира, в недосягаемых далях прошедшей вечности Он избрал нас во Христе, чтобы мы были святы и непорочны перед Ним в любви. Однако прежде, чем были открыты эти вечные советы, на сцене оказался первый человек, Адам; и после того, как он пал, Бог на протяжении четырёх тысяч лет про­дол­жал посещать человека, чтобы увидеть, не при­несёт ли тот для Него плода. Он испытывал человека вплоть до Креста, и после того, как Бог показал, что человек не уберёг ничего из дове­рен­ного ему, Бог открыл всю благодать Своего сердца в «благовестии Божием…о Сыне Своём, Который родился от семени Давидова по плоти и открылся Сыном Божиим в силе, по духу святости*, через воскресение из мёртвых» (Римлянам 1:2-4) [*в Син. пер. —святыни]. В Нём, как мы можем увидеть, Бог пол­ностью открылся; и Он есть Муж Божьих сове­тов, и в Нём исполнятся все мысли Божьего серд­ца. То, что было открыто в Ветхом Завете отчасти, прошло перед Ним или, скорее, растворилось в Нём, Который прославлен одесную Бога; об этом говорит благовестие Христа, Который есть образ Божий.

Глава II: «И наречешь Ему имя Иисус» (Матфея 1:21)

Когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены, подчинился закону; в этой главе Матфей пишет об этой тайне, об основании искупления. Так как данное Евангелие особо представляет Христа как Мессию, исполняющего обетование, дан­ное Господом народу Израильскому, Его родо­словие как рождённого в этот мир восходит к двум великим корням обетования вИзраиле: Аврааму и Давиду. И поэтому Матфей показывает Его не только «пришедшим от жены» и «при­шед­шим под законом», но и обетованным Семенем Ав­раама (в Котором должны были благословиться все племена земные), и Сыном Давида, и, следовательно, На­следником его престола и царства. Таким обра­зом, в этой главе соединяются и проявляются Бо­жест­венная и  человеческая слава нашего Гос­по­да. Мы имеем в виду, что черты Христа как Бога и как че­ло­века выражаются в Его имени и в совер­шённом им деле. Например, если мы думаем о том, что он По­томок Давидов, нам сразу приходит на ум, что Он также Корень Давидов, что Сын Давидов —так­же и Давидов Господь.

Мы совершенно ясно увидим это, рас­смот­рев значение имени Иисус, о котором Ио­си­фу было велено, чтобы этим именем он назвал ро­див­­шееся Дитя. Как видно из Евреям 4:8, Иисус —это греческая форма еврейского имени Иешуа или Ие­хо­шуа, что означает ‘Яхве —спасение’или ‘тот, чьё спасение Яхве’. Есть также немало оснований со­гласиться с распространённым мнением, что имя Иисус означает Яхве —Спаситель’. И если это так, то какой же дивный перед нами Господь, какого же Господа предстоит рассматривать нашим вос­хи­­щённым сердцам! О Ребёнке, родившемся в мир (в условиях, как посчитали бы люди, не самых луч­ших), возвещено, что это Яхве Спаситель. Да, Тот Бог, Который увидел страдание народа Израиль­ского в Египте, Который услышал вопль его от при­став­­ников и знал скорбь его, и сошёл избавить их из Египта, и привёл их в землю хорошую и про­странную, в землю, где течёт молоко и мёд; Тот, Кто сказал Моисею: «Я Господь [Яхве]…Являлся Я Аврааму, Исааку и Иакову с именем „Бог Все­мо­гу­щий”, а с именем Моим „Господь”[Яхве] не открыл­ся им» (Исх 3:6-8; 6:2-3); да, Тот самый Бог, Тот са­мый Яхве, известный патриархам как Эль Шаддай, те­перь Младенцем пришёл в этот мир. Но хо­тя и Мла­денцем, Он пришёл (вовеки слава Его име­ни), что­бы стать Спасителем Своего народа. Без сомне­ния, в тот момент тени убегали, и тьма, до этого окуты­вавшая Бога, тогда почти исчезла. То был воистину блаженный восход дня благодати.

Когда мы говорим о рождении Яхве Спа­сителя, наше внимание захватывает тайна вопло­щения. Это было уже давно предсказано, и не завуалированно туманными выра­жениями, а точно и подробно описано, так что Матфей мог засви­детельствовать: «А всё сие произошло, да сбудется речённое Господом через пророка, который говорит: се, дева во чреве при­имет и родит Сына, и нарекут имя Ему Емма­нуил, что значит: с нами Бог». Даже само место Его рож­дения было предсказано: «И ты, Вифлеем-Ефра­фа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя про­изойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных» (Мих 5:2). Более того, святая природа Его человечности совершенно отчётливо представлена была в тенях, особенно в пресных хлебах из пшеничной муки, смешанной с елеем, в которых выражалась истина, возве­щенная ангелом Марии: «Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рож­да­емое Святое наречется Сыном Божиим» (Лк 1:35). Когда мы оглядываемся на те события, помня о цели, с которой Он сошёл в грешный мир, каким уди­вительным чудом нам представляется откровение Божьего сердца!

Прежде чем приступить к размышлению о цели Его пришествия, было бы полезно задер­жаться немного на обстоятельствах Его рождения. Между небом и землёй в тот момент было величайшее, едва ли мыслимое противоречие. Все небеса (и в этом нет ничего удивительного) пришли тогда в движение, а вся земля, за исключением нескольких благочестивых душ, ни о чём не догадываясь, оставалась в покое. Ангел Гос­подень поспешил возвестить радостную весть не правителям, не сильным и великим земли, но немногим богобоязненным пастухам: «И сказал им ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Кото­рый есть Христос Господь» и далее (Лк 2:10-11). И ангел Господень был не один: как только он провоз­гласил благую весть, внезапно явилось много­численное небесное воинство, славящее Бога и взы­вающее: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!». Однажды кем-то было пора­­зительно замечено: «Бог так удивительно явил Себя в рождении Иисуса, что воинства небесные, давно знающие силу Его, возгласили, хором славо­словя…, и всякий наш глас вливается ныне в это сла­вословие. Что сравнится с этой любовью, ибо Бог есть любовь? Какие чистые Божьи мысли побудили Его стать человеком!» И всё же в этом удивительном событии нет ничего, что могло бы приковать к не­му внимание людей. Занятые своими мыслями и делами, они даже не заметили этого события, хотя оно произошло посреди них; они были настолько поглощены собой, что у них в гостинице не нашлось места для Младенца-Спасителя ! Таковы люди, хотя среди них были те, на кого направлены были вечные Божьи советы во благодати, которые вот-вот должны были исполниться Тем, Кто, будучи Творцом всего, родился в этот мир, чтобы стать бездомным странником.

Имя Иисус дано было Ему в связи с Его делом, «ибо, —как было добавлено, —Он спасет народ Свой [в Син. пер. —людей Своих] от грехов их» (Мф 1:21). Выражение «народ Свой» в этом Евангелии, несомненно, означает Израиль; и ангельская весть для пастухов в Ев. Луки несла великую радость, ко­то­рая будет всему народу [в Син. пер. —всем людям], т. е. Иудеям. Не то, чтобы те, к кому пришёл Господь, как-то ограничиваются лишь избранным зем­ным на­родом, но просто в данных местах Писания име­ются в виду только они. В Ев. Иоанна в пророчестве Каиафы это видится шире: «Иисус должен умереть за народ, —говорится там, —и не толь­ко за народ, но чтобы и рассеянных чад Бо­жиих собрать во­едино» (Ин 11:50-52). Более то­го, здесь откры­вается, что смерть Христа —дело, кото­рое Он совершил посредством Своей смерти, —является единственным основанием спасения от грехов их. Поэтому в книге Левит после описания обрядов и жертвоприношений мы читаем о великом дне ис­куп­ления, в который перво­священник исповедует грехи народа: «ибо в сей день очищают вас, чтобы сделать вас чистыми от всех грехов ваших, чтобы вы были чисты пред ли­цем Господним» (Лев 16:30). Важность этой осно­во­полагающей истины нельзя преувеличить, пото­му что, как написано о грехах относительно ветхо­заветного домостроительства, «без пролития кро­ви не бывает прощения», и сегодня так же верно то, что лишь кровь Иисуса Христа, Сына Божия, очи­щает нас от всякого греха.

Поэтому, когда ангел сказал: «Он спасёт людей своих от грехов их», —он видел перед собой  время после креста. Ибо, как свидетельствовали пророки, Израиль не мог быть спасён без покаяния и совершения за них искупления. Симеон, когда он удостоился радости взять на руки Младенца Иисуса, также прямо предсказал, что слава Изра­иля, народа Господня, совершится в том, что, когда святой Младенец предстанет народу, Его отвергнут. Славе Его, будь то земной или небесной, должны предшествовать страдания; об этом Он Сам сказал двум ученикам на пути в Еммаус: «Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?» (Лк 24:26). Именно это должно было открыть помышления сердец и вызвать вражду к Нему. Если бы им удалось взять Иисуса силой и сделать Его царём, и если бы он всего лишь стал у них во главе и повёл их, таких же плотских, какими они были, против их врагов и избавил бы их силой Своей, то они бы с ликованием величали Его как своего Мессию (хотя потом сразу же взбунто­вались бы против Его власти). Но Тот, Кто пришёл как Яхве Спаситель, должен прежде заступить их и устранить пропасть греховности, которая легла между ними и Богом. И Он настолько полно принял их дело и взял на Себя их ответственность, что вместо них как бы закричал: «Боже! Ты знаешь безумие моё, и грехи мои не сокрыты от Тебя» (Пс 68:6). Благословенный Господь, мы не можем постигнуть  боль и скорбь Твою, но мы можем славить Тебя за то, что Ты сделал Своими грехи народа Твоего и навек унёс их прочь!

Таким образом, это место Писания в его отношении к Израилю касается спасения земного народа Божия от грехов их (и от последствий их грехов) и восстановления его и будущего благо­сло­ве­ния в земле обетованной. Как раз об этом проро­чест­вовал Захария, когда при обре­за­нии его сына уста его разрешились: «благословен Господь Бог Из­раи­лев, что посетил народ Свой и сотворил избав­ление ему, и воздвиг рог спасения нам в дому Да­ви­да, отрока Своего…, что спасёт нас от врагов на­ших и от руки всех ненавидящих нас…; чтобы дать нам, небоязненно, по избавлении от руки вра­гов наших, служить Ему в святости и прав­де пред Ним, во все дни жизни нашей» (Лк 1:68-75). Итак, прежде всего, Иисус должен был спасти народ Свой от грехов их, так как часть нового завета гласит: «Я про­щу беззакония их и грехов их уже не воспомяну бо­лее» (Иеремия 31:34); и поэтому Он должен был спас­ти их и от последствий их грехов, избавляя их из рук врагов их, и собрать их из зе­мель, в которые они будут рассеяны, и утвердить их на земле их, бла­го­словляя под Своим мирным и славным прав­лением. Всё это исполнится, как толь­ко они примут своего Мессию; и даже после того, как они распяли Его, только лишь они признают свою вину и преклонятся сердцами пред сви­де­тель­ством апостолов, их грехи изгладятся, и придут вре­мена отрады от лица Господа, и вернётся Хрис­тос. Но увы! за это благословение они отплатили не­ве­рием, и теперь остаётся лишь ожидать, когда по действию Святого Духа они с ликованием в серд­цах вос­клик­нут: «Благословен Грядущий во имя Господне!»

И всё же, возлюбленный читатель, хотя и правильно то, что это обетование в первую очередь относится к Израилю, не будем забывать, что то же самое славное дело, на котором основывается удаление их грехов, является также единственным основанием для нашего прощения. Через падение Израиля спасение пришло к язычникам, и поэтому апостол мог писать Коринфянам, что и сам он принял, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию. Будем же непрестанно сла­вить Бога за дивную благодать Его, за благодать, которая воспользовалась неверием Израиля, что­бы открыть все Его замыслы о нас, кому над­лежит быть наследниками Божьими, со­на­след­никами же Христа; и да исполнятся наши серд­ца бла­го­дар­ности при упоминании имени Иисус, ибо Он сбе­рёг всё, что предназначалось Изра­илю, для нас.

Глава III: «И нарекут имя Ему: Еммануил» (Мф 1:23)

Здесь уже отмечалось, что рождение Иисуса в Вифлееме произошло во исполнение пророчества. Не то чтобы само по себе рождение представляло собой исполнение пророчества: это было скорее залогом и гарантией того, что пророчество исполнится. Имя Еммануил, в соответствии с Божьим толкованием, означает ‘с нами Бог’. И мы видим, как в этом выражается страстное ожидание того, что принесёт Израилю входящий в мир Мессия: другими словами, Еммануил, имя благословенного нашего Господа, явится во всей своей силе, когда на земле будет утверждён славный Его престол. Тогда Он докажет, что Бог правит, и тогда вместе с Его народом «будет имя Его вовек; доколе пребывает солнце, будет передаваться имя Его; и благословятся в Нём племена, все народы ублажат Его» (Пс 71:17). Это имя поэтому несёт в себе плод Его смерти за «народ сей» и обетование Его личного возвращения к Его земному народу. Именно об этом времени сказал пророк, говоря: «Веселись и радуйся, жительница Сиона, ибо велик посреди тебя Святый Израилев» (Ис 12:6).

Если мы обратимся к самому пророчеству, к его содержанию, то это станет абсолютно очевидным. В то время на престоле Иудейского царства был Ахаз, отец Езекии. Он «не делал угодного в очах Господа Бога своего, как Давид, отец его,  но ходил путём царей Израильских, и даже сына своего провёл чрез огонь, подражая мерзостям народов, которых прогнал Господь от лица сынов Израилевых» (4 Цр 16:2-3). Однако, несмотря на его порочность и отступничество, Бог всё ещё ожидал с великим долготерпением и продолжал обращаться к Своему провинившемуся слуге. Более того, когда Ефрем и Сирия вступили в союз против дома Давидова и намеревались осадить Иерусалим, Яхве послал слугу Своего Исаию к Ахазу со словом ободрения о том, что замыслы его врагов будут безуспешны. И в то же время пророк добавил слово предостережения: «Если вы не верите, то вы не будете удостоверены» [в Син. переводе: «то потому, что вы не удостоверены». —Прим. ред.] (Ис 7:9). Ахаз мог избавиться от грозящей ему опасности, но, если он не обратится к Слову Божьему и не останется на его основании, ему не избежать заслуженного наказания (см. 2 Пар 28).

И всё же в Своей нежности и милосердии Господь пытался достигнуть сердца и совести нечестивого монарха. Если бы Ахаз попросил, Бог снизошёл бы и дал ему знамение или в глубине или на высоте, чтобы тот удостоверился в непременном исполнении слова Его. До этого сердце Ахаза обратилось к богам ложным и, таким образом, ожесточилось; он отказался, хотя и под благочестивым предлогом, от предложенного Божественного вмешательства, говоря: «не буду просить и не буду искушать Господа» (Ис 7:12). Но Испытующего сердца нельзя обмануть, и после торжественного увещевания пророк провозглашает, что Господь Сам даст знамение: «Се, дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил» (14-й ст.). Именно здесь открывается бездна богатства и премудрости и ведения Божия. Дом Давидов, возможно, не удержал бы вверенной ему ответственности (что и стало печальной реальностью) и поплатился бы всем; но в этот момент Бог, движимый Своим сердцем, устремляясь к Своим целям, мог вмешаться и для ожидающих Яхве-Спасителя, посредством Его отвержения, смерти и воскресения, исполнить все советы благодати Своей. Поэтому рождение Еммануила должно было всё изменить. Вероломные и лживые в доверенном им получат возмездие, как Ахаз; но Еммануил сбережёт всё и, управляя  землёй, восстановит и прославит праведное имя Божье.

Но между рождением Еммануила и славным царством для Израиля, по причине их неверия, лежит долгий и утомительный путь. Это было явно предсказано в связи с самим рассматриваемым нами пророчеством. Аккуратный читатель увидит, что первое завоевание земли ассирийцем, который в необузданной своей удаче полностью обезлюдил её (Ис 7:17), аллегорически рисует нам картину битвы последних дней, когда он и его союзники будут полностью разбиты. Пусть они советуются —совет их придёт в ничто; пусть произносят слово —оно не устоит; ибо «с нами Бог» (Еммануил). Но прежде того времени —прежде полного уничтожения  врагов Израиля —Рождённый от девы и Названный Еммануилом терпит отвержение. Господь внушил пророку «не ходить путем сего народа, и сказал: ‘‘Не называйте заговором всего того, что народ сей называет заговором; и не бойтесь того, чего он боится, и не страшитесь. Господа Саваофа —Его чтите свято, и Он —страх ваш, и Он —трепет ваш!’’» (Ис 8:11-13). И это тотчас вносит разделение тем, что отделяет верный остаток от множества народа. Таким образом, мы читаем: «И будет Он освящением [для всех тех, кто святит и боится Его] и камнем преткновения, и скалою соблазна для обоих домов Израиля, петлею и сетью для жителей Иерусалима» (Ис 8:14). И воистину пророчествовал Симеон: «Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, […]да откроются помышления многих сердец» (Лк 2:34-35).

Пришёл Еммануил. Он, Освящение всех тех, кто ожидал Его, стал истинным Центром, вокруг Которого собрался народ Его; и здесь впервые Он Сам заговорил и назвал их: «Мои ученики» (Ис 8:16). Он зовёт их так ради «свидетельства» и прямо говорит, что истина того дня (как закон, так и свидетельство) вверена исключительно остатку, которым теперь являются Его ученики. Так же было в те дни, когда отвергли Давида. В пещере Одолламской, когда собрались к нему все притеснённые, и все должники, и все огорчённые душою, сделался он начальником над ними. Мы видим, что там был и пророк Гад; а после того, как Авиафар священник убежал и присоединился к тому же отряду, он имел все формы свидетельства Божия в лице царя, пророка и священника. Подобным образом Анна пророчица была с теми немногими, кто ожидал избавления в Иерусалиме. Так должно быть всегда: те, кто отделяется от зла и пребывает в единстве с мыслями Божьими относительно Христа Его и относительно положения вещей вокруг них, должны быть хранителями свидетельства для тех времён, в которые они живут. Причина этому в том, что Сам Христос с ними. Он любит весь Свой народ, но Он соединяется и отождествляется лишь с верным отделённым остатком, как в 18-м стихе 8-й главы Исаии. Несомненно то, что где-то вне этого остатка можно найти много истины, но только у них обретается особое наставление Божье для данного времени, или же истина, сохранённая и представленная в должном объёме. Свидетельство будет завязано и откровение закона будет запечатлено, потому что, как уже было сказано, Сам Он посреди них.

Положение дел в то время, когда пророчествовал Исаия, открывается в последующих стихах; и не будем забывать, что говорящий —это Сам Христос. Он говорит: «Итак я надеюсь на Господа, сокрывшего лице Свое от дома Иаковлева, и уповаю на Него. Вот Я и дети, которых дал Мне Господь, как указания и предзнаменования в Израиле от Господа Саваофа, живущего на горе Сионе» (Ис 8:17-18). В Послании к Евреям цитируются отрывки из этих двух стихов, чтобы показать полное отождествление Господа как Человека с Его народом, с истинным остатком, вызванным и собранным из Иудейского племени (Евр 2:13); и тут же говорится о Его смерти: «Дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола, и избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству» (ст. 14-15). Но мы не станем более рассматривать эти интереснейшие моменты, мы лишь хотим привлечь внимание читателей к следующему удивительному факту. Как Человек Он был в таком полном послушании перед Богом и уповал на Господа, Он был отвержен и презрён людьми, и в то же время Он был не кем иным, как Еммануилом из пророчества Исаии, и именно на этом пути отвержения Он испытал страдания, ведущие к последующей славе.

В 9-й главе Исаии написано, что «народ, ходящий во тьме, увидит свет великий; на живущих в стране тени смертной свет воссияет» (ст. 2). Во исполнение этого славного пророчества Матфей повествует, что Иисус, оставив Назарет, пришёл и поселился в Капернауме приморском, в пределах Завулоновых и Неффалимовых (Мф 4:13; см. Ис 9:1). Когда Исаия провозглашает пришествие Мессии как света посреди тьмы, он видит все последствия Его пришествия, в том избавлении, которое принесёт Мессия в последние дни. Сокрушено иго ассирийское, слава Божественной Личности Мессии, благословляющего Свой народ, сияет полным светом. И всё это благословение связано с рождением Христа в мир. «Ибо Младенец родился нам —Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира. Умножению владычества Его и мира нет предела на престоле Давида и в царстве его, чтобы Ему утвердить его и укрепить его судом и правдою отныне и до века» (Ис 9:6-7).

Таким образом, очевидно, что Еммануил, «с нами Бог», —это имя нашего благословенного Господа в отношении к Его земному народу, и они не войдут в его полное блаженное значение до тех пор, пока Он не восприимет великую Свою власть и воцарится на горе Сионе и в Иерусалиме, и пред старейшинами Его будет слава.

Кто же тогда Еммануил? Его рождение предсказано в Исаии 7:14, и после детального описания Его отвержения в следующей 8-й главе пророк предвещает установление Его Царства в 9-й главе. Вместе с этим, в цитированном нами отрывке он пользуется возможностью представить ряд титулов, или имён, в которых выражается непостижимые Божественные черты Еммануила. Давайте кратко рассмотрим их. Первое из них, Чудный, слово, которое часто употребляют для описания того, что вызывает удивление или восхищение. Иногда оно означает чудо, ведь ничто так не привлекает внимание, как чудесное явление силы. И есть ли более великое чудо, чем воплощение Бога в человека? Что могло бы вызвать больше удивление, чем рождение Еммануила от девы? Далее Он назван Советником. Это слово указывает на Божественную мудрость, как, например, написано: «и почиет на нем Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия» (Ис 11:2). Имя Бог крепкий само говорит о своей значимости: разве можно было ещё более однозначно провозгласить Божественность Еммануила! И следующее выражение Отец вечности или вечный Отец не менее прямо говорит об этом, как и о Его вечном бытии. И, наконец, Он Князь мира —этот титул указывает на то, что Его правление подобно царству Соломона, так восхитительно описанному в 71-м Псалме.

Позволим себе в заключение поставить один вопрос. Почему необходимо было соединить столько имён? Ответ, несомненно, в том, что, только когда мы раздельно и по одному рассматриваем лучи славы Еммануила, можно составить себе какое-то представление о Его Личности. Каким бы образом и в каких бы отношениях Он ни был представлен в Писании, всё в Нём отображается там с определённой стороны. Об этом нам напоминают места, подобные тому, которое мы теперь рассматриваем. Роковая ошибка нынешнего времени в том, что берётся одна какая-то черта жизни или Личности благословенного Господа и рассматривается как вся истина. Он есть живое Слово, и раскрыть Его сущность может только всё, что говорит о Нём. И только по причине нашей немощи Дух Божий обращает наше внимание сначала на один аспект, потом на другой, сначала на одну черту или сторону Его Личности, потом на другую. Но всё же Он, Божественный, выше всех наших мыслей, ведь Он настоящий Бог и настоящий Человек. И поэтому написано о Нём: «Никто не знает Сына, кроме Отца».

родолжение следует